15 Апрель

Дневник Алексея Азаренкова

Монголия

Наконец наступило 5 апреля. Мы встречаемся у Андрея, у всех отличное настроение и боевой настрой. Приходят новости от ребят, которые доставляют нашу технику – багги задержали на границе с Монголией, из-за чего они задерживаются и приедут, возможно, только к обеду.

Неприятные новости обеспокоили нас, но уверенность в удачном завершении экспедиции не покидала и мы были полны решимости дойти до конца.

Во время перелета уснуть не удавалось, несмотря на то, что летели ночью.

В Аэропорту Чингис Хана нас встретил Влад и холод (температура была -10, с пронизывающим насквозь ветром). Мы поехали в отель, в ожидании техники, и получили  неутешительные новости с таможни – наших водителей выпустят только в обед, а это значит, что технику мы увидим только ночью.

Началось знакомство с Улан-Батором – мы осматривали город в сопровождении двух новых друзей – Джека и еще одного человека, имя которого я не запомнил. Было такое ощущение, что мы перенеслись в «черный квартал», который неоднократно видели по телевизору.

Уже в городе начался экстрим – местный пьяный персонаж, обладатель не просто переломанного, а просто вмятого в лицо носа, попросил закурить у Андрея, который вообще не курит.

К вечеру мы получили еще одну «приятную» новость от наших логистов. Во время перехода через горы поднялась снежная буря, и дорога будет свободна только утром.

Мы легли спать, решив утром выехать навстречу водителям.

7 апреля началось с жуткого холода и сильного ветра. Как и планировалось, мы выехали навстречу своей техники и в 30км от Улан-Батора ждали опаздывающих водителей в придорожном кафе.

В час дня, наконец-то, появились наши водители, и мы увидели свой багги и мотоциклы. Ура!

Эта картина даже чуть-чуть согрела нас. Захотелось побыстрее облачиться в доспехи, вскочить на мотоцикл и рвануть к цели!

Мы приступили к выгрузке техники, и снова нас настигли неприятности. Во время разгрузки сломался багги, а конкретнее – тормозная трубка, отвечающая за тормоз заднего правого колеса. Черт возьми! Потом на мотоцикле Андрея сел аккумулятор. В конце концов, на реанимацию техники ушло около 2,5 часов.

Нервы у всех на пределе: мы понимаем, что только сегодня надо пройти 300км, уже не говоря о потерянных 1,5 суток.

Мы наконец-то трогаемся. Мотоциклы и багги работают отлично, неповторимые холмистые пейзажи Монголии радуют глаз нетронутыми снежными шапками, однако жуткий холод и пронизывающий ветер изрядно портят атмосферу.

Пройдя 100км от Улан-Батора в сторону цели, мы снова сталкиваемся с серьезным препятствием – снежная буря, видимость сужается до 20м, дороги заметены и перекрыты застрявшими фурами. Чудесная монгольская весна! Мы ищем пути объезда, съезжаем с трассы и едем по склону горы, покрытой снегом. Единственное, что согревает в такую погоду – это управление мотоциклом с летней резиной на заснеженном склоне.

Преодолев еще 20км заснеженной дороги, в сопровождении снежной бури, мы, наконец, выбрались на асфальт. Словами не передать, как мы были рады.

Однако впереди оставалось еще 180 км, а время приближалось к семи – на улице стремительно темнело, а температура опускалась до 5 градусов. Мы проехали еще 35км и решили разбить лагерь на ночлег. Установка юрты заняла не больше часа, и мы забрались внутрь, согреваться возле только что разогретой печи.

Ужин, приготовленный совместными усилиями – паста с тунцом (макароны с консервированным тунцом) и горячий чай.

Сытые, согревшиеся и довольные мы легли спать. Однако уже через 1,5 часа в 12 ночи, приятные эмоции, навеянные сытным ужином и теплом, отступили – температура в юрте сильно упала и составляла, как и на улице, около – 20 градусов. Вот и наступили долгожданные испытания.

Мы снова затопили печь и установили дежурство – топили печку по часу каждый. В итоге выспаться не удалось, зато, хотя бы было тепло.

Через отверстие в крыше видно небо, густо усыпанное звездами. Я вышел на улицу – вот это красота! Небо чистое, и звезд настолько много, что даже практически не видно фона. Оно так близко, что, кажется, можно достать его рукой. Вдохновленный картиной, я возвращаюсь в юрту и продолжаю топить печь. Только в половине пятого меня сменили на дежурстве – я повалился и заснул, как убитый.

Следующим утром снова холодно, а у нас снова плохие новости – Андрей, кажется, заболел, плюс на багги сел аккумулятор. Мы потеряли еще 1,5 часа на запуск мотора и сборку лагеря и тронулись в путь.

Солнце пригревало, но ветер и минусовая температура продолжали испытывать наши силы. Мы даже не думали отступать, ехали достаточно быстро и получали удовольствие от самого процесса управления мотоциклом. На пути мы иногда встречали транспорт, однако в основном наблюдали бездушные холмистые степи, поражающие своими великими просторами. К трем пополудни мы добрались до первого поселения, напоминающего небольшой поселок. Поднялся настолько сильный ветер, что нелегко было оставаться на ногах, не говоря уже о езде на мотоцикле.

Самочувствие Андрея ухудшалось – температура поднялась почти до 40, и мы решали, что делать дальше. Продолжение экспедиции стояло под вопросом. Мы приняли решение лечить Андрея тем, что есть в запасе – отдали ему все лекарства, которые были с собой и уложили спать. Решили, что если ему полегчает, продолжим путешествие, если нет – отправимся обратно в Улан-Батор.

Утром зашли к Андрею и поняли, что все наши надежды не оправдались – ему не стало лучше. Как и планировали, мы повернули в сторону Улан-Батора и уже к трем часам были на месте. Так и закончилась наша экспедиция.

Сейчас внутри меня пустота и чувство неудовлетворенности. Я знаю, что меня будет снова и снова тянуть в Монголию, чтобы завершить намеченное путешествие. Я не знаю, когда представится такая возможность, но уверен – это обязательно произойдет.